Не понимаю, чего ты сразу концерт затеял. У парня на редкость шикарная фигура. Кстати, если ты будешь смотреть на скульптуру Венеры Милосской, мне тебе тоже надо скандал устраивать. Впрочем, если ты начнешь тренироваться. У меня было такое ощущение, как будто кто-то изо всей силы треснул мне под дых. Анжела явно провела запрещенный болевой прием. Причем ответить на это было нечего. С одной стороны, у меня была вполне пристойная фигура, но с другой приходилось признать, что в ней не было ничего такого особенного: мышцы я не накачивал, спортом занимался время от времени, так что действительно - что выросло, то выросло. Но раньше Анжела никогда не предъявляла мне подобные претензии. Наоборот, она всегда говорила, что ей очень нравится моя адреса магазинов мужских костюмов в москве. Со спины, говорила Анжела, я выглядел просто шикарно. Именно поэтому в школе Анжела года два сидела позади меня - любовалась на мою спину. И вот только сейчас выяснилось, что спиной все исчерпывалось. Более ничего ей во мне не нравилось. Но крыть-то было нечем. У самой Анжелы фигура была отличная, так что привести какие-нибудь контраргументы я не мог. Поэтому мне ничего не оставалось, как молча лечь рядом на подстилку, повернуться к Анжеле когда-то нравящейся ей спиной и задуматься над тем, что делать дальше. В голову лезли всякие идиотские мысли. От идеи встать, одеться и уехать в Москву, сохраняя на лице выражение оскорбленной невинности, до странного желания тут же пойти в качалку, нажраться стероидов и раскачаться до состояния этого мышцеватого адреса магазинов мужских костюмов в москве. Что при этом думала Анжела - я не знал. Она снова углубилась в чтение, делая вид, что ничего такого особенного не случилось. Где-то через час мы - почти в полном молчании - отправились обедать. За обедом обменивались только краткими и отрывистыми фразами. После адреса магазинов мужских костюмов в москве пришли в коттедж, и Анжела, ни слова не говоря, разделась и легла под одеяло. Я, сохраняя на лице выражение глубочайшей обиды, тоже разделся и лег на свою половину. Анжела примирительно взяла меня за руку, и после этого у нас был очень бурный адрес магазинов мужских костюмов в москве. Я как бы мстил ей за унижение, а она как бы все-таки извинялась. Впрочем, ей не понравилось. Было похоже, что ей вообще все это перестало нравиться просто как класс, как процесс. Во время наших добрачных развлечений Анжела к сексу проявляла заметный интерес. В смысле, к сексу со мной. А сейчас как будто все обрубило. И я себя чувствовал полным идиотом. Это очень неприятное чувство, уверяю вас. После всех этих пережитых волнений мы проспали, наверное, часа два. Анжела проснулась в неожиданно хорошем настроении и разговаривала со мной очень ласково. Я даже и забыл, что она так может. Правда, меня все время где-то внутри буравчиком точила предательская мысль, что она чувствует себя виноватой, раз ведет себя так ласково, а если чувствует себя виноватой - значит виновата и есть, однако я всякие дурацкие мысли постарался гнать подальше, потому что у нас все-таки был второй день медового месяца (точнее, медовой недели), а мне хотелось об этой поездке сохранить хорошие воспоминания. Поскольку солнце было еще высоко, я предложил сходить на пляж и немного позагорать.